На головну сторінку

Печінкова кома (рос. мова)


Список сокращений:
ОПН - острая печеночная недостаточность
ПЭ - печеночная энцефалопатия

   Печеночная энцефалопатия (ПЭ) – это потенциально обратимое нарушение функции мозга, возникающее в результате острой печеночной недостаточности (ОПН), хронических заболеваний печени и (или) портосистемного шунтирования крови. Спектр нарушений мозга при заболеваниях печени включает в себя обратимую метаболическую энцефалопатию, отек мозга, а также хронические и необратимые структурные изменения в мозге.   

Этиология
   
В соответствии с основными этиологическими факторами ПЭ разделяется на две основные формы: ПЭ при ОПН и ПЭ при циррозе и/или портосистемном шунтировании крови. ПЭ, развивающаяся при ОПН, является следствием массивного некроза печеночных клеток, вызванного различными причинами и проявляющегося внезапным тяжелым нарушением функции печени у здорового до того человека.
   Наряду с энцефалопатией выявляются коагулопатия и другие метаболические расстройства.
   В англоязычной литературе ОПН получила название фульминантной печеночной недостаточности. Основным признаком ОПН является ее развитие в течение 8–12 нед с момента появления признаков заболевания или желтухи (Шерлок Ш., Дули Д.Ж., 1999).
   Выделяют сверхострое течение ОПН (0–7 сут после возникновения желтухи), острое (8–28 сут) и подострое (29 сут – 12 нед). Причинами ОПН могут быть вирусы гепатита A, B, C, D, E, G, а также вирусы герпеса, цитомегаловирус, вирус инфекционного мононуклеоза, простого и опоясывающего лишая, Коксаки, кори.
   Кроме того, септицемия, развивающаяся при абсцессах печени и гнойном холангите, также может вести к ОПН. Причиной ОПН могут быть лекарства, алкоголь, промышленные токсины, микотоксины и афлатоксины, сердечная недостаточность. Возможно развитие ОПН у больных эндогенными токсическими
гепатозами (острая жировая печень у беременных, синдром Рея, состояние после отключения тонкой кишки). Самыми частыми причинами ОПН являются молниеносные формы острого вирусного гепатита и лекарственные поражения печени.
Таблица 1. Стадии ПЭ

Стадия Психический статус Двигательные нарушения
Субклиническая При рутинном исследовании изменения не выявляются.
Возможны нарушения при выполнении обычной работы, снижение способности к вождению
Нарушение выполнения стандартизированных психомоторных тестов (тест линий и чисел)
I Легкая несобранность, апатия, возбуждение, беспокойство, эйфория, утомляемость, нарушение ритма сна Легкий тремор, нарушения координации, астериксис
II Сонливость, летаргия, дезориентация, неадекватное поведение Астериксис, дизартрия, примитивные рефлексы (сосательный, хоботковый), атаксия
III Сопор, выраженная дезориентация, нечеткая речь Гиперрефлексия: патологические рефлексы (Гордона, Жуковского), миоклонии, гипервентиляция
IV Кома Децеребрационная ригидность (разгибание рук и ног).
Окулоцефалический феномен. На ранней стадии сохранены ответно-болевые раздражители, отсутствие ответа на все раздражители

   Вместе с тем ОПН может быть первым клиническим проявлением болезни Вильсона–Коновалова, аутоиммунного гепатита, суперинфекции HDV на фоне хронического гепатита B.
   В развитии энцефалопатии у больных с ОПН преобладает фактор паренхиматозной недостаточности печени с неблагоприятным прогнозом. Исходом этого патогенетического варианта ПЭ является эндогенная печеночная кома (истинная кома).
   Энцефалопатия при циррозе печени частично обусловлена портосистемным шунтированием. Шунты могут быть спонтанные, как внутри-, так и внепеченочные, или созданные в результате шунтирования при портальной гипертензии. Важную роль играют при этом также печеночно-клеточная недостаточность и различные провоцирующие факторы. К ним относятся следующие: усиленный распад белков, связанный со значительным содержанием их в диете или гастроинтестинальными кровотечениями; неразумное применение седативных средств, алкоголя, диуретических препаратов, которые вызывают гипокалиемию или гипомагнезиемию; хирургические вмешательства и парацентез; сопутствующие инфекции. Коррекция этих предрасполагающих факторов имеет большое значение для лечения.

Таблица 2. Печеночная недостаточность: осложнения и контроль

Осложнения

Патогенез

Способ и метод лечения

Аспирация Нарушение психики, рвота Эндотрахеальная интубация в начальном периоде комы
Азотемия Снижение объема циркулирующей крови.
Острый тубулярный некроз, гепаторенальный синдром
Контроль объема циркулирующей крови (возможен инвазивный мониторинг); при необходимости вливание жидкости
Отек мозга Нарушение сосудистой проницаемости, циркулирующие токсины Возвышенное положение головы, гипервентиляция; маннитол, барбитураты; возможен мониторинг внутричерепного давления
Диффузно- кишечные кровотечения Эрозивный гастрит, отягощенный коагулопатией и портальной гипертензией H2-блокаторы, антациды, сукральфат; при начале кровотечения свежезамороженная плазма
Гипоксемия Сброс крови справа налево, некардиогенный отек легких Ингаляция кислорода, интубация с позитивным давлением на выдохе
Гипотензия Снижение сосудистого сопротивления, сепсис, желудочно-кишечные кровотечения В зависимости от причины при необходимости вазопрессорные препараты
Инфекция Через внутривенный катетер; кишечного происхождения Посев на микрофлору, до получения результатов эмпирическое лечение
Ацидоз Сниженная перфузия тканей, сниженный печеночный клиренс органических кислот Выявление и лечение причины, применение гидрокарбоната
Алкалоз Гипервентиляция (преимущественно центрального генеза) Лечения не требует
Гипокалиемия Почечная или желудочно-кишечная потеря калия Назначение хлорида калия
Гипонатриемия Сниженный почечный клиренс свободной воды, применение жидкостей Минимальное назначение жидкости
Гипогликемия Сниженный гликогенолиз и глюконеогенез Мониторинг содержания глюкозы в крови, внутривенное введение глюкозы

Клинические особенности
   
Энцефалопатия при ОПН очень быстро переходит в кому, если не исключаются этиологические и патогенетические факторы, которые способствуют ее возникновению и развитию. Энцефалопатия, развивающаяся у больных циррозом печени с портосистемным шунтированием, может быть эпизодической со спонтанным разрешением при исключении способствующих факторов или интермиттирующей, длящейся многие месяцы, даже годы. Мы наблюдали больных циррозом печени с периодическими эпизодами неадекватного поведения, преходящими нервно-психическими нарушениями с дизартрией, тремором, нарушением почерка, снижением интеллекта, преходящей желтухой на протяжении от 3 до 14 мес, а в отдельных случаях до нескольких лет.
   При хронической портокавальной энцефалопатии наряду с рецидивирующими психическими расстройствами, выражающимися сумеречными, делириозными, параноидно-галлюцинаторными, сопорозными расстройствами сознания, прогрессирует деградация личности и формируется комплекс нервно-мышечных нарушений по типу гепатоцеребральной дегенерации.
   Хроническая прогрессирующая ПЭ может проявляться стойким паркинсоническим тремором с атаксией, ригидностью, аномальными движениями конечностей хореоатетоидного типа. У отдельных больных развиваются эпилептические припадки, спастическая параплегия.
   Клинические проявления синдрома ПЭ складываются из неспецифических симптомов расстройства психики, нервно-мышечной симптоматики и электроэнцефалографических изменений.
   Наиболее характерным неврологическим признаком при наличии энцефалопатии является "хлопающий тремор" (астериксис).
   Изолированные расстройства интеллекта наиболее легко выявляются в виде конструктивной апраксии, которая оценивается по почерку, построению пятиконечной звезды или тесту линий.
   Менее важными по значению симптомами являются печеночный запах и гипервентиляция. Печеночный запах определяется не всегда, но его наличие указывает на ПЭ. Эти клинические симптомы дополняются изменениями на ЭЭГ в виде медленных, высокоамплитудных трехфазных волн, не являющимися специфическими, а также повышением концентрации аммиака в крови, что придает синдрому специфичность и большое клиническое значение.
   В табл. 1 приведены 4 стадии ПЭ в соответствии с критериями, принятыми Международной ассоциацией по изучению болезней печени (Брайтон, Великобритания, 1992), и стандартизацией номенклатуры, диагностическими признаками и прогнозом заболеваний печени и желчных путей (C. Leevy и соавт., 1994).
   Кроме того, мы считаем целесообразным дополнить классификацию субклинической стадией, когда психическое состояние пациентов при рутинном обследовании не нарушено. Возможны легкие изменения интеллекта, что проявляется при выполнении обычной работы, снижение способности к вождению автомобиля. Двигательные нарушения выявляются только при выполнении психометрических тестов.
   Тест линий. Сущность теста линий состоит в том, чтобы больной провел линию в ограниченном с двух сторон коридоре, не касаясь внешних границ. С помощью специальной сетки оцениваются количество допущенных ошибок и время выполнения. Полученные параметры сравниваются с нормальными значениями для данной возрастной группы.
   Тест связи чисел. При выполнении данного теста задача больного – соединить между собой группу чисел от 1 до 25, как можно быстрее. Время, превышающее 30 с, рассматривается как патология.
   Диагностика основывается на данных анамнеза, клинической картине, биохимических и энцефалографических изменениях.
   Для ПЭ нет ни одной патогномоничной особенности, диагностическое значение имеет комбинация симптомов.
   Важно решить вопрос о заболевании печени, лежащем в его основе, так как прогноз и лечебная тактика при острых и хронических заболеваниях печени различны. Нарастающая желтуха выявляется в большинстве случаев острой и хронической печеночной недостаточности; характерно появление печеночного запаха изо рта, геморрагического синдрома (петехиальное кровоизлияние в слизистую оболочку полости рта, желудочно-кишечного тракта).
   Быстрое развитие энцефалопатии без предшествующей симптоматики является отличительной чертой острых гепатитов вирусной и лекарственной природы. При острых массивных некрозах паренхимы печени возникает сильная боль в правом подреберье, печень быстро уменьшается в размерах, в то время как при энцефалопатии в терминальной стадии хронических процессов печень может оставаться больших размеров. Диагностическое значение имеет биохимический синдром печеночно-клеточной недостаточности: снижение в сыворотке крови уровня альбуминов, активности холинэстеразы и факторов свертывания – протромбина, проакцелерина, проконвертина. Суммарное содержание этих факторов уменьшается в 3–4 раза. При энцефалопатии на фоне острых поражений печени характерно повышение активности трансаминаз
сыворотки крови в десятки раз, в то время как концентрация аммиака в крови повышена незначительно. Для портосистемной энцефалопатии наиболее информативно значительное повышение концентрации аммиака в крови и цереброспинальной жидкости.
   На ЭЭГ наиболее часто отмечаются неравномерность a-ритма по частоте, негрубые, но устойчивые q- и d-волны. При развитии ступора на ЭЭГ регистрируются грубые изменения, преобладают q- и d-волны, исчезает a- и b-активность. В терминальной стадии доминируют гиперсинхронные q
-волны, ЭЭГ приближается к изолинии.   

Дифференциальный диагноз
   
Дифференциальный диагноз ПЭ вызывает значительные трудности, если заболевание печени ранее протекало латентно. В этих случаях необоснованно предполагается нарушение мозгового кровообращения, несмотря на отсутствие у больных симптомов очагового поражения ЦНС. В развернутых стадиях ПЭ могут выявляться рефлексы подошвенного разгибания или усиление глубоких сухожильных рефлексов, но очаговая симптоматика анатомически непостоянна.
   Особенно опасно ошибочное применение в этих случаях диуретических и психотропных средств. Большую роль для разграничения этих состояний играют исследование глазного дна, эхотомография.
   Внутричерепные инфекции (абсцесс мозга, субдуральная эмпиема, туберкулема) и менингеальные нарушения могут быть идентифицированы с помощью исследования цереброспинальной жидкости.
   Основную клиническую симптоматику ПЭ невозможно отличить от других метаболических нарушений (уремия, гиперкапния, гипокалиемия). Выяснение истории болезни, осмотр и биохимические исследования помогают выявлению заболевания печени, портальной гипертензии или портосистемного шунта и, следовательно, определению печеночной природы энцефалопатии.
   Токсическая энцефалопатия при отсутствии сведений о приеме пищи, лекарств может быть диагностирована на основании выявления токсичных веществ в крови. Наиболее частой причиной диагностических ошибок при разграничении с ПЭ является острая и хроническая алкогольная интоксикация – синдромы Вернике и Корсакова.
   При алкогольной интоксикации почти всегда имеют место симптомы нарушения функции вегетативной нервной системы: чувство мучительного беспокойства, нетерпеливость, озноб, лихорадка, профузное потоотделение; при этом апатия, сонливость могут быть выражены в значительно меньшей степени. Основные трудности возникают в необходимости проведения седативной терапии, которая противопоказана больным с ПЭ.   

Лечение
   
При острой ПЭ в отделении интенсивной терапии осуществляется мониторинг внутричерепного давления, контроль жизненно важных функций и проводятся дезинтоксикационная терапия, коррекция нарушений жизненно важных органов, обеспечивается парентеральное питание.
   Прежде всего для очищения кишечника показаны высокие очистительные клизмы; при этом назначают внутрь или через зонд антибиотики широкого спектра действия для подавления микрофлоры кишечника (ванкомицин, колистин и тобрамицин). Дезинтоксикационные растворы включают гемодез, полидез, желатиноль. Объем и частота введения этих препаратов определяются тяжестью состояния больного. Растворы глюкозы лучше комбинировать с препаратами калия и инсулином. При энцефалопатии II–III степени вводят поляризующую смесь (3,7 г калия хлорида и 12 ЕД инсулина на 1 л 5% раствора глюкозы), способствующую коррекции электролитного состава крови. Энергетический состав восстанавливают за счет введения 20% раствора глюкозы с инсулином. Используют полиионные буферные растворы и "Трисоль", "Лактасоль" и др. Хороший эффект могут давать повторные сеансы плазмафереза.
   Коррекция ацидоза осуществляется 5% раствором гидрокарбоната натрия (150–250 мл). Для борьбы с алкалозом показано введение желатиноля (250–500 мл), аскорбиновой кислоты, панангина, препаратов калия.
   Коррекцию гемостаза (снижение синтеза прокоагулянтов) осуществляют введением свежезамороженной плазмы. При развитии геморрагического синдрома используют большие дозы ингибиторов протеолиза (апротинин в дозе 100 000 ЕД в сутки или гордокс 500 000 ЕД внутривенно капельно), ингибиторы фибронолиза (5% раствор аминокапроновой кислоты - 100 мл внутривенно 3–4 раза в сутки); кроме того, назначают ангиопротектор этамзилат (12,5% растовр – 4–6 мл в сутки). При развитии диссеминированного внутрисосудистого свертывания вводят 5000–10 000 ЕД гепарина повторно внутривенно под контролем коагулограммы, применяют свежую одногруппную гепаринизированную кровь.
   Кортикостероиды рекомендуются лишь для профилактики и лечения отека мозга (60 мг преднизолона парентерально через каждые 6 ч или 7,5–10 мг дексаметазона внутривенно с той же частотой).
Для дегидратации используют внутривенное струйное введение фуросемида, маннитола.
   Для профилактики инфекционных осложнений, частота которых при ОПН достигает 90%, еще до получения результатов бактериологического исследования используется внутривенное введение цефалоспоринов третьего поколения.
   При хронической ПЭ резко сокращают количество потребляемого белка до 20–50 г; большинство авторов отдают предпочтение растительным белкам, а не животным. При значительном нарушении сознания и печеночной коме из пищи полностью исключают белок, прекращают пероральный прием пищи. Питание энергетической ценностью 1600 ккал обеспечивается введением через желудочный зонд или внутривенно 5–20% раствора глюкозы. После выхода больного из состояния прекомы и комы количество белка оставляют на уровне, не провоцирующем нейропсихические феномены.
   При медикаментозной терапии действие большинства препаратов, направленных на уменьшение ПЭ, основано на аммониегенной теории. К ним относятся антибиотики, подавляющие аммониегенную флору кишечника, дисахариды, снижающие образование и всасывание аммиака (лактулоза, лактиол), препараты, усиливающие метаболизм аммиака.
   Необходимо достигнуть стерилизации кишечника. С этой целью ежедневно 1–2 раза в день ставят высокие очистительные клизмы и вводят средства, подавляющие образование аммиака в кишечнике.
   В настоящее время в лечении ПЭ наиболее широко используют антибиотики рифаксимин, ванкомицин, а также метронидазол. Аминогликозиды (неомицин, мономицин) ввиду их нефро- и ототоксического действия практически не назначают. Лактулоза – синтетический дисахарид, b-1-4-галактозидофруктоза – один из лучших препаратов для лечения ПЭ, абсолютно нетоксичный. Препарат гидролизуется кишечными бактериями в молочную кислоту и дает осмотический послабляющий эффект. Он снижает pH кала с 7,0 до 5,0, тормозит катаболизм аммиака бактериями в толстой кишке, тем самым уменьшает продукцию аммиака и других ароматических кислот с церебротоксическим эффектом.
   Сироп лактулозы принимают по 30 мл 3–5 раз в день после еды до легкого послабляющего эффекта (стул 2–3 раза в день). При коме лактулозу вводят через назогастральную трубку или в клизме (по 300 мл сиропа на 700 мл воды) через 2–3 ч, а по выходе из комы – 2–3 раза в день.
   Снижению абсорбции аммиака и других азотистых соединений способствуют также клизмы из свежеприготовленого 20% раствора лактозы, которые делают 2 раза в сутки.
   Одновременно осуществляют дезинтоксикационную терапию - внутривенно капельно вводят 5% раствор глюкозы с витаминами и растворами электролитов (хлорид калия, глюконат кальция, панангин). Глюкоза обеспечивает парентеральное питание, способствует улучшению функциональной способности печени и предотвращает гипогликемию. За сутки вводят 2,5–3 л жидкости; перегрузка жидкостью опасна
из-за нарастания асцита и возможности отека легких.
   При снижении уровня калия сыворотки крови менее 3,5 ммоль/л вводят 30–60 ммоль калия в сутки. При олигурии калий вводят при снижении его концентрации в сыворотке ниже 2 ммоль/л. При развитии коматозного состояния препараты применяют внутривенно через подключичный катетер.
   Для обезвреживания уже всосавшегося в кровь аммиака и других метаболитов применяют глутаминовую кислоту, L-аргинин, орницетил, вводят препараты, улучшающие обмен печеночных клеток
эссенциале. Терапию гепатопротектором эссенциале-H нужно начинать с комбинированного парентерального введения препарата и назначения капсул внутрь. Эссенциале-H назначают по 2–3 капсулы 3 раза в день одновременно с внутривенным введением 10–20 мл препарата 2–3 раза в сутки на изотоническом растворе глюкозы. Курс комбинированного лечения 3 нед – 2 мес. По мере исчезновения явлений печеночно-клеточной недостаточности переходят к назначению только капсул внутрь.
   К препаратам, усиливающим метаболизм аммиака, относятся a-кетоглюконат орнитина и L-орнитин-аспартат.
   Кетоглюконат орнитина связывает аммиак, в связи с этим, препарат показан при циррозах с выраженной печеночно-клеточной недостаточностью, хронической портокавальной энцефалопатией (доза 15–25 г/сут внутривенно в изотоническом растворе глюкозы или хлорида натрия или 2-6 г/сут внутримышечно). Доза определяется тяжестью печеночно-клеточной недостаточности.
   В последнее десятилетие проведено активное изучение эффективности препарата орнитин-аспартата в плацебо-контролируемых исследованиях. Орнитин-аспартат усиливает метаболизм аммиака как в печени, так и головном мозге. Исследования, проведенные в зарубежных странах, и собственный опыт выявили положительное действие, оказываемое препаратом орнитин-аспартат на гипераммониемию и динамику энцефалопатии у больных циррозом печени (С.Д. Подымова и др., 1995, С.Д. Подымова, 1998; R. Nilius, G. Kircheis, 1992; S. Stauch, W. Rosch, 1992). Нуждается в дальнейшем изучении влияние препарата на выживаемости больных и отдаленный прогноз.
   Схема введения препарата следующая: I этап – 7 внутривенных капельных вливаний по 20 г орнитин-аспартата в сутки, растворенного в 500 мл изотонического раствора при скорости введения 6–10 капель в минуту; II этап – пероральный прием гепа-мерца по 18 г в сутки (по 6 г 3 раза) в течение 14 дней.
   При геморрагическом синдроме желудок промывают ледяным изотоническим раствором хлорида натрия, вводят свежезамороженную плазму или свежецитратную кровь по 100–200 мл 2–3 раза в сутки.
 
  Эффективна гипербарическая оксигенация в барокамере под давлением 2–3 атм в течение 1–3 ч.
   Другие методы лечения. Применение разветвленных аминокислот и обогащенного белка. На основании теории ложных нейротрансмиттеров можно предполагать улучшение мозговых функций на фоне разветвленных аминокислот у больных с энцефалопатией.
   В отдельных исследованиях показан положительный эффект аминокислот с разветвленной цепью, применяемых внутрь при симптомах энцефалопатии (G. Marchesini и соавт., 1990).
   Однако анализ контролированных исследований позволяет считать их эффективность спорной.
   Антагонисты бензодиазепинов. Наличие повышенного уровня бензодиазепинов (стимуляторов ГАМК-рецепторов) в ткани мозга позволило рекомендовать в качестве терапевтического средства при ПЭ антагонисты бензодиазепиновых рецепторов, такие как флумазенил. В клинических исследованиях показано положительное влияние флумазенила на симптомы ПЭ, но эффект его кратковременный (при внутривенном введении менее 4 ч), неполный и непостоянный.
   Трансплантация печени. Больные с ПЭ на фоне ОПН должны направляться на трансплантацию печени. Выживаемость в группе больных, подвергшихся трансплантации, составляет 70% и более в течение года. Трансплантация является эффективной мерой для фульминантной печеночной недостаточности, где консервативная терапия вряд ли окажется эффективной. Ввиду возможных летальных осложнений во время трансплантации необходима ранняя консультация в центре трансплантации как для оценки прогноза, так и для подбора доноров.

   Больные с хронической печеночной недостаточностью могут быть кандидатами на трансплантацию печени. Наличие энцефалопатии II–III стадии заставляет врача ускорить свой выбор и войти в контакт с центром трансплантации. Способы лечения основных осложнений печеночной недостаточности приводятся в табл. 2.   

Литература
1. Подымова С.Д., Буеверов А.О., Надинская М.Ю. Лечение печеночной энцефалопатии препаратом гепа-мерц. Тер. Арх. 1995; 6: 45-8.
2. Disease of the Liver and Biliary Tract/Standartization of Nomenclature Diagnostic Criteria and Prognosis/Ed/Ccommite C.M. Levvy et al. New York 1994; 205.
3. Шерлок Ш., Дули Дж. Заболевания печени и желчных путей. Перевод с англ. М.Геотар Медицина 1999; 859 с.
4. Marchesini G., Dioguardi F.S., Bianchi G.F. et al. Lo
ng-term oral branched chain amino acid treatment in chronic hepatic encephalopathy. J Hepatol 1990; 11: 92–101.
5. Nilius R., Kircheis G. Plazebokontrollierte Doppelblidstudie zur therapeutischen Wirksamkeit von L-Ornithin-L-Aspartat-Infusions Konzentrat bei Patienten mit Leberzirrhose und hepatischer Enzephalopathie. Behandlung der hepatischen Enzephalopathie. PM/Verlag 1992; 95–113.


Rated by PING Каталог UaList.com
Используются технологии uCoz